?

Log in

No account? Create an account
Предисловие мамы: публикуемая (и как всегда брошенная на середине) повесть была написана приблизительно между 13 и15 годами жизни (2003-2005г); автора не удовлетворяло тогда отрицательная окраска образа орков, и он решил написать про орков нечто положительное так, как он это видел. А видел он всегда по-особому…

…Ученые люди относят орков к отряду «Мерзкие гуманоиды» и говорят о них - «к сожалению, разумные». Орки отвечают им взаимностью, только называют «гадкие мелкие людишки» и «бледнокожие». Раса орков древнее людской на десятки тысяч лет, но их культура развивалась медленнее из-за нелюбви орков к нововведениям. Когда племена людей только возникли, орки не трогали их из-за того, что считали их «братьями меньшими», животными. А животных орки просто так не трогают. Но племена людей росли, и вот люди наткнулись на орков. Люди тоже посчитали орков – животными. Животными разумными, и потому особенно опасными. Со всеми вытекающими последствиями. С этого момента культура орков стала меняться: раньше орки были охотниками и земледельцами, а стали воинами. Точнее, племена орков стали делиться на кланы: орки-землепашцы, орки охотники, орки-воины, орки-разведчики… Из общей среды орков издревле выделялись орки-шаманы. Теперь они стали отдельным кланом, и начали сообща изучать природу магии…

Люди, тем временем, приручили животных. Стали появляться конные воины, не уступающие силой оркам. Усовершенствовались луки, которых никогда не было у орков. Появились первые самострелы… И стали появляться воинствующие Ордена…
Если люди совершенствовали оружие, то орки совершенствовали свои дух и тело. Так, орки-воины увеличились и покрылись твердой шкурой, а орки-разведчики, непонятно, как, ведь животные не переносят орков, сумели приручить гигантских нетопырей. Но людские племена росли куда быстрее орочьих. И наступило время битвы – битвы на выживание! Она началась, и длилась три года. Но победа не досталась никому – племена людей и орков, находясь уже на грани исчезновения, кое-как заключили какое-то перемирие. И с тех пор снова начали увеличиваться. И кто знает – может быть Великая Битва еще повторится…
 Краткая История Войн людей и орков. 
    Первая кровь.    
Read more...Collapse )UPD. Окончание главы найдено и перепечатано в другой редакции, и с продолжением. :) (прим. мамы)
Старик жил на вершине горы, выше облаков. Здесь все еще росли деревья, и из них Старик когда-то и построил свою избушку. Из трубы избушки, как казалось, всегда шел дым, а сам старик сидел на пороге и резал что-то из дерева, а ветер, особенно сильный здесь, наверху, уносил и стружки, и дым куда-то далеко-далеко.
***
- Ах ты негодяйка! – раздался громкий мужской голос. – сколько раз я говорил тебе, чтобы ты не смела этим заниматься! Ты что, хочешь проблем с церковью? Хочешь, чтобы тебя сожгли? Отвечай, негодная девчонка!
В ответ на крики раздался негромкий голос. И тут же снова закричал:
- Ах, так! Ты сказала, маг-старик? Но это же была важная персона! И вообще, мне надоели эти рассказы! Ты просто отлыниваешь. Катись к своему старику-магу! И не возвращайся!!!
Дверь фермерского домика распахнулась, и на улицу вылетела девчонка лет тринадцати, с растрепанными волосами и широко открытыми зелеными глазами. Она ловко поймала небольшую серую суму, мрачно кивнула в сторону опрятного фермерского дома и пошла в ту сторону, куда, как ей казалось, направился маг.Read more...Collapse )
Светлое голубое небо и бесконечность. Простирающаяся до самого горизонта бесконечность, наполненная чуть пожелтевшей, выгоревшей редкой травой, пологими холмами, ветром и солнечным светом. Безмятежность, и только ветер колышит траву, а в небе кружится пара птиц – черные точки на голубом.
А потом появляется легкий, чуть слышимый гул. Как будто тысячи барабанщиков били в большие, обтянутые грубой воловьей кожей, барабаны. Гул рос, усиливался, и спустя минуту, превратился в рокот приближающейся лавины, а земля начала слегка подрагивать.
А потом из-за гребня холма показались головы скачущих лошадей. Сперва их было с десяток, с прекрасными развевающимися гривами, а потом стали появляться все новые и новые… И наконец табун, перекатившись через гребень холма, темной волной устремился вниз, все ускоряясь и поднимая клубы желтой пыли. Тела животных, кажется, слились в один стремительный мощный поток, и он все приближался, и рокот копыт уже превратился в грохот, подобный грохоту грома. И вот уже сотни копыт вокруг вминают сухие, ломкие стебли в твердую землю. Грохот оглушает, но вот они проносятся, оставив после себя только висящую в воздухе пыль, и стремительным темным облаком катятся дальше…Read more...Collapse )
Этой ночью от одного из бараков раздался треск. Двое стражников, стоящих у его входа, уставились вверх, по направлению звука, и прямо на их головы сверху сиганул Харад. Стражники этого пережить не смогли, правда и Харад что-то недовольно буркнул про дубинные головы. Потом кузнец взялся за толстенный брус засова, ухватился, крякнул, поднял его и опустил на землю. Двери барака с тихим скрипом распахнулись, наружу неслышно, как летучие мыши, тенями выпорхнули бывшие рабы. Вооружились лежащими неподалеку уже привычными кирками. И парами отправились к другим баракам. А некоторые, как и мы с Харадом, поспешили покинуть это скорбное место. К моей великой радости, у стражника, охранявшего в недавнем прошлом бывший наш барак, оказался мой меч, а Харад вооружился мечом другого охранника. Мы побежали в сторону гор, а когда через пол часа оглянулись, позади нас багровело зарево пожара. Похоже, бунт удался.
Утром, съев подбитого камнем кролика, мы двинулись дальше. Тропы не было, мы карабкались прямо вверх по каменистому склону. Read more...Collapse )
Эта история началась в тот день, когда мастер Харад, мой учитель, поручил мне сделать меч, который, как он сказал, заказал королевский рыцарь. Я старался несколько день, не отходя от наковальни ни на минуту. Это было странно – когда я думал о кабачке за углом, на кожевенной улице, я испытывал страх, что когда я вернусь сюда, произойдет что-то непоправимое, кузня исчезнет. Что это произойдет, даже если я просто выйду из нее. И я спал на мешках с углем рядом с наковальней. Ел то, что приносил мастер, не чувствуя вкуса. А потом разжигал горн, разогревал заготовку и покрывал еще одним слоем стали. Такое было со мной впервые. Это было нереально, как странный сон – я не чувствовал ни усталости, ни голода, но чувствовал металл как часть себя. Потом я закончил меч, и ощутил непередаваемый восторг, держа в руках голубоватую блестящую полосу стали, закаленную и отточенную, и понимая, это совсем недавно это была просто металлическая болванка. Что это чудо совершили мои собственные руки. Но вернуться к привычной жизни не получилось. И вот почему.Read more...Collapse )
(начало легко найти по метке "Новый Рассвет")
Вместе с отшельником они поднялись на уступ красной скалы и оттуда смотрели, как садится солнце… Облака полыхали золотом, которое, казалось, вот-вот капнет вниз. Солнце село, и над водой начала появляться дымка тумана. Стражи и старик спустились по ступеням, истертым каждодневной ходьбой. Камень под ногами еще хранил тепло.
Вошли в прохладную пещеру, старик развел огонь и посильнее и завесил вход – чтоб не пробрался туман и сырость. А Ферос вспомнил, что он не видел небо всю жизнь – в Тоболе оно прячется за кронами деревьев. А ведь небо – оно такое разное, такое живое. Он начал вспоминать, какое небо он видел за это путешествие – звездное, низкое, с быстро бегущими серыми тучами, высокое голубое, золотисто-синее вечернее… Оно ведь тоже живое и изменчивое, как море! И с этой мыслью он уснул. Read more...Collapse )
15 марта будет годовщина смерти Федора. Мы будем отмечать годовщину окончания его воплощения. Если Федор был вашим другом, или много значил для вас, и вы хотите быть в этот день вместе с нами, его семьей - двери нашего дома открыты с 18:00. Только пожалуйста, предупреждайте о планах прийти - очень хочется понимать, сколько нас будет. :)
(начало легко найти по метке "Новый Рассвет")
Остров на первый взгляд был невелик, но потом становилось
видно, что поперек его не перейти и за день – и то по прямой, как ворон летит. А
пешком так не пройти, из-за горы. Она возвышалась в центре, занимая большую
часть острова, сверху посматривая на все – огромная монолитная глыба –
неровная, выветренная, избитая временем. Красного цвета, с темными прожилками.
Остров пустынен, лишь изредка можно увидеть заросли низкого
густого ярко-зеленого кустарника. Кажется, что животных нет вовсе, но вот
пепельно-серая ящерка скользнула из-под ног, засвистел, предупреждая об
опасности сородичей, суслик. И снова мертвая тишина, разве что стрекоза прожужжит
мимо или донесутся булькающие звуки от воды. Тишина. Такая неестественная, что
рукоять меча сама просится в руку, что хочется оглянуться, но за спиной ничего,
кроме жаркого марева.
У воды снова забулькало, и на берег выползли два человека.
Коротковолосый невысокий человек в черных костяных доспехах помог встать
огромному и бритоголовому. Они отошли от воды в тень большого валуна и
некоторое время сидели, переводя дух. Пожевали листья, которые коротковолосый
достал из котомки. Потом Кандис поднялся – уже без помощи Фероса – и они начали
подниматься по едва заметной тропинке, которая могла быть просто пересохшим
ручейком, к гранитной громаде, чтобы с высоты понять, где же они оказались.Read more...Collapse )

(начало легко найти по метке "Новый Рассвет")
Настоящее движение рождается в первую очередь в тебе, в твоей душе. И в нашем мире можно видеть только его следствие. Движение выходит из наших душ и происходит в мире, «среде, иногда именуемой магией». В каких-то местах мир магии ближе к нашему, в каких-то дальше, но они всегда связаны и все, что есть в мире вещей, находит отражение и в мире «магии». Мир магии соединяет, окружает всех живых существ – и не только тех, которых большинство считает живыми. Некоторые Места, где мир магии особенно близок к нашему, тоже живые.

Read more...Collapse )
(С огнем у Федора были особые отношения. Он его очень чувствовал и мог разжечь костер в любую погоду.)

Путь в тысячу ли начинается с одного шага. А любое пламя начинается с одной искры.

На сухой, свернутый клубком трут, упала искра. И потухла. Сухой треск камня о камень, запах кремня, и уже десяток искр падает туда, где погасла их предшественница. Трут начинает тлеть. Человек, разжигавший огонь, дует на него, он вспыхивает, трещит и разворачивается. Человек кладет поверх него несколько тоненьких веточек, а когда они занимаются – еще пару более крупных. Пламя увеличивается, растет на глазах, покачивает ветки окружающих небольшую поляну деревьев. Человек щурится от дыма. У него недлинные темные, немного вьющиеся волосы, темная – то ли от природы, то ли от дыма – кожа, и яркие синие глаза, в которых пляшет пламя. По виду он – охотник, о чем говорит и скорость, с которой он развел огонь, и лук, прислоненный к стволу дерева, и куртка, сшитая из шкур.
Пока человек разжигал костер, начало смеркаться. Человек повесил над огнем котелок с водой, набранной в ручье неподалеку, покидал туда крупу и вяленое мясо, из глиняной коробочки высыпал немного соли. Вскоре ужин был готов. Человек стянул с уставших от ходьбы ног сапоги и присел на ствол поваленного ветром дерева.
----------------------------------
Read more...Collapse )

Profile

Himera_3
f_e_n_i_x
f_e_n_i_x

Latest Month

March 2014
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars