?

Log in

No account? Create an account

March 4th, 2014

Read more...Collapse )
Чужеземец.
Его темное лицо, привыкшее к солнечному жару, усталые и проницательные глаза… они казались лишними и ненужными здесь, в низком, полном дымом и людьми помещении. Они никак не вписывались в грязную и мрачноватую обстановку. Но и хотел ли он вписаться?...
Он играл голосом и струнами, но прежде всего своими словами на своих же чувствах. И ведь не просто играл, а играл для всех, для всех нас. И голос его, то нежный, то суровый, и звал, и хлестал. И поднимал куда-то к звездам и бескрайнему небу.
Он пел, и голос его доносил до нас смысл – сквозь хитросплетения непонятных слов. А ритмичные стремительные удары плели и плели узор…
И не стало дымной комнаты – только стремительный, но безошибочно точный узор. И на нем – как яркие и изящные мазки кисти каллиграфа – слова, изменить которые нельзя.
И – улыбка на лице музыканта, шутка, брошенная взглядом и взмахом бубна.
Никто и не заметил, как он растворился в восхищенной толпе.